Статья «В России укрепляется и растет психиатрический Гулаг»

 В избранное 
Материал из Интервики
Перейти к: навигация, поиск

Летом 2008 года Законодательное собрание и Администрация Санкт-Петербурга приняли решение о выделении бюджетных средств на создание нового отделения для недобровольного психиатрического лечения. Такое лечение сопряжено с лишением свободы на неопределенный срок, является крайне болезненным и может быть применено к людям, которые не совершили никакого правонарушения, а всего лишь оказались неудобными для кого-либо. Поэтому его можно рассматривать как довольно суровую меру наказания и средство устранения людей из активной социальной жизни. Для того чтобы понять, с чем связано расширение сети психиатрических учреждений, необходимо вспомнить, что в России в отношении психиатрической службы по-прежнему действует государственное регулирование. Это означает, что финансирование и планирование сети психиатрических учреждений зависит не от естественных социальных и рыночных механизмов, обеспечивающих наибольший баланс спроса и предложения в отношении услуг врачей-психиатров, а от расчетов показателей распространенности психических расстройств. Насколько можно предположить, здесь имеет место следующее. Во-первых, данные расчеты производятся путем экстраполяции результатов диагностических процедур и выводов, полученных на отдельной ограниченной социальной группе, на всё общество, а во-вторых, такие расчеты производятся под руководством и контролем работников основных государственных психиатрических учреждений. Поэтому приводимые в них показатели могут допускать определенную степень произвольности подсчета и толкования.

Публикации, посвященные теме распространенности психических расстройств и размещенные в Интернете, также содержат выводы и рекомендации, которые в соответствии с полученными показателями делают работники основных государственных психиатрических учреждений, в частности директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского академик Татьяна Борисовна Дмитриева. Нельзя не отметить, что Т.Б.Дмитриева постоянно делает выводы лишь о росте психических расстройств и дает государственным чиновникам рекомендации создавать новые психиатрические отделения для недобровольного лечения. Это, конечно, повышает престижность специальности врача-психиатра, позволяет добиваться повышения финансирования психиатрической службы со стороны государства и охватывать психиатрической помощью и наблюдением всё более широкие слои населения. Однако нельзя найти ни одной публикации, где Т.Б.Дмитриева делала бы вывод о спаде психических расстройств. Если сравнить показатели в различных публикациях, то можно с удивлением обнаружить, что они не меняются, и, соответственно, предположить, что Т.Б.Дмитриева систематически вводит государственных чиновников в заблуждение и пренебрегает правами и интересами психически больных и здоровых людей, которым придется подвергнуться недобровольному лечению в случае расширения сети психиатрических учреждений. Участие государства в финансировании психиатрической службы и, следовательно, его вмешательство в частную жизнь и отношения пациента с врачом постоянно возрастают. Однако люди, которые могут удовлетворять свои основные жизненные потребности самостоятельно, вправе так же самостоятельно строить свои отношения с врачом, контролировать и оплачивать процесс лечения, если оно им требуется. Услуги, степень потребности в которых определяют государственные чиновники, а не те, кто обращается за психиатрической помощью добровольно, имеют, как правило, низкое качество и предоставляются в слишком объеме, поэтому их навязывают в недобровольном порядке.

Психиатрическая помощь имеет две особенности. Первая состоит в том, что диагностикой и статистикой психических заболеваний можно широко и безнаказанно манипулировать. Вторая особенность заключается в том, что в некоторых случаях от психиатрической помощи невозможно отказаться. В последнее время количество случаев, когда от психиатрической помощи не удается отказаться, возросло. Т.Б.Дмитриева способствует укреплению институциональной психиатрии, нарастанию психиатрических репрессий и преследованию людей под изначально аморальным предлогом наличия у них психического заболевания. Данный процесс идет вразрез с практикой, имеющей место в европейских странах, где происходит деинституционализация психиатрической службы и сокращение количества психиатрических больниц. Для того чтобы иметь возможность отказаться от недобровольного лечения, люди начинают заранее обзаводиться собственными адвокатами и приносить письма от частнопрактикующих врачей-психиатров с подтверждением, что собственный врач-психиатр у человека уже имеется. Многие вынуждены изучать «Пособие по психиатрии для инакомыслящих» В.Буковского и С.Глузмана, чтобы не оказаться в поле внимания представителей институциональной психиатрии или в психиатрических стационарах. Многие из тех, кто оказался в психиатрических стационарах, платят врачам-психиатрам за то, чтобы не подвергаться крайне болезненному лечению психотропными препаратами. Весь этот абсурд начинает напоминать охоту на ведьм.

В Средние века люди были склонны везде искать происки дьявола и признаки одержимости дьяволом и колдовства с помощью диагностических процедур, которые мало отличаются от диагностических методов и критериев, принятых в современной психиатрии. Результатом было массовое выявление и сжигание ведьм. Их имущество переходило к представителям инквизиции. Это обстоятельство приводило к постоянному увеличению количества инквизиционных процессов и представителей инквизиции, постепенно повышавшей таким образом свое влияние на общество и на общественное сознание, и чем больше появлялось инквизиторов — тем больше выявлялось ведьм. В сталинскую эпоху таким же образом шла борьба с антисоветской деятельностью и врагами народа, и чем больше появлялось следователей НКВД — тем больше выявлялось врагов народа. А в эпоху президента Д.Медведева идет борьба с психическими расстройствами и психически больными, и чем больше появляется психиатров — тем больше выявляется психически больных. В ряде случаев при этом происходит лишение дееспособности и собственности. Если попытаться найти ответ на вопрос о том, зачем врачей-психиатров выпускают в таком большом количестве, то складывается впечатление, что президент Д.Медведев целенаправленно занимается разведением и насаждением государственной принудительной психиатрии, которая, как правило, служит для контроля и устранения граждан, по каким-либо причинам неудобных для власть имущих, из различных сфер деятельности и общественной жизни.

Главная проблема состоит в том, что в России психиатрическая служба по-прежнему финансируется и потому используется государством в собственных интересах. Как говорится, кто платит — тот и заказывает музыку. Поэтому для многих психически больных и здоровых людей такая «музыка» окажется похоронной. Только деинституционализация и перевод психиатрической службы на добровольную, договорную и платную основу, когда количество тех, у кого выявляют психические расстройства, и психиатрических учреждений регулируется не на основе довольно произвольной диагностики и статистики, предлагаемой государственным чиновникам со стороны работников государственных психиатрических учреждений, заинтересованных в укреплении и росте психиатрического Гулага, а естественным образом, т.е.потребностями и интересами пациентов, добровольно получающих и оплачивающих психиатрическую помощь, позволит снять проблему карательной психиатрии.

Внешние ссылки[править]

Комментарии[править]

  • Статьи журнала «От карательной психиатрии — к гуманной» разрешено использовать по лицензии GNU-FDL.