Монтесума II

 В избранное 
Материал из Интервики
Перейти к: навигация, поиск
Монтесума II
Монтесума (Моктесума, Мотекусома) II Шокойотцин, 30 декабря 1466 года – 30 июня 1520 года. Девятый тлатоани Теночтитлана. Сын Ашайакатля, один из внуков Монтесумы I. Стал правителем ацтеков в 1502 году, наследовав трон от своего дяди Ауитсотля - третьего внука Монтесумы I.

История жизни[править]

Монтесума II обладал единоличной властью высшего военачальника и главы государства и одновременно был верховным жрецом.

Точное происхождение ацтеков и истоки основания их столицы Теночтитлана, нынешнего Мехико, остаются неясными. Теночтитлан, заложенный на острове на озере Анагуак, ведет начало от 1370 года, когда теноча построили первый храм и отметили это в своих иллюстрированных хрониках.

История молодого государства Ацтлан отмечена войнами и грабительскими набегами. Расцвет города-государства происходил в союзе с соседними приозерными городами Текскоко и Тлакопаном. Лишь при Монтесуме I (1440-1469) этот Тройственный союз сменился гегемонией Теночтитлана. Властители, носившие титул тлатоани, избирались Советом четырех. Форма правления вначале представляла собой скорее олигархию, однако одновременно с расширением сферы власти политическая структура империи превратилась в своего рода восточную деспотию.

Главой государства Монтесуму II выбирают в 1502 году (по другим данным в 1503 или в 1511 году). Трон он наследует от своего дяди Ауитсотля, третьего внука Монтесумы I, правившего ацтеками с 1486 до 1502 года. Среди претендентов на трон тогда был и ещё один сын Ашайакатля - старший брат Монтесумы Макуилмалинальтцин (Малинальтцин), бывший в те времена хорошим воином, но выбор пал не на него, может быть потому, что к моменту выбора, Мотекусома II уже имел чин тлакатекатля и занимал пост главного жреца племенного бога Уитцилопочтли. После того как его объявили тлатоани, религиозный Мотекусома II незаметно удалился в храм и долго молился там. А Малинальтцин был объявлен его наследником. Позже Малинальтцин погибает в сражении с «врагами дома» (Тлашкала, Уэшотцинко и Чолулой) и считается, что это Монтесума II договорился с Тлашкалой об убийстве своего брата, который был женат на одной из дочерей Несауальпилли, правителя Тескоко - тлатоани ацтеков не хотел, чтобы доступ к власти потом получили правители Тескоко.

Монтесума II Младший был человеком зрелого возраста, имел один из высших военных титулов. Готовя себя к жреческому поприщу, он много внимания уделял проблемам религии, занимался астрологией, что по тем временам соответствовало представлению о научных занятиях. Он был верховным жрецом бога племени ацтеков Уитсилопочтли. Рассказывают, что когда Монтесума был объявлен тлатоани, он незаметно удалился. Зная Монтесуму как религиозного человека, отправили за ним в храм и действительно обнаружили его там. При таких обстоятельствах началось правление последнего из доиспанских ацтекских тлатоани.

Главный Храм Теночтитлана
Среди первых мероприятий, проведенных Монтесумой II, выделялись законодательные указы и установления, т. е. мероприятия не военного, а мирного плана. Как и его тезка Монтесума I Старший, он провел целую серию системных реформ.

Прежде всего новации коснулись сферы управления страной. Монтесума приказал, сообщают хроники, устранить от управления всех тех, кто служил его предшественнику, покойному тлатоани Ауитсотлю, включая курьеров и посланников, а также старейшин общин и более мелких объединений жителей. Все они были преданы смерти. Официально такая чистка объяснялась тем, что якобы все, попавшие в опалу, были "людьми низкого происхождения", "необразованными", а Монтесума II желал видеть в управленческой структуре "людей благородных". Таковыми оказались его "родственники", "братья", "сыновья вождей". Чистка особенно коснулась Теночтитлана.

Кроме того, правителям и вождям провинциальных центров и городов было приказано каждый год в течение определенного времени находиться в Теночтитлане при особе тлатоани. Из среды этой знати была отобрана своеобразная гвардия из 600 воинов, постоянно находившаяся в распоряжении тлатоани.

Следуя установившейся традиции, Монтесума II предпринял инаугурационный поход. Объектом его стал Икпатепек, отказавшийся якобы преподнести дань для планируемого грандиозного праздника по случаю прихода к власти Монтесумы.

Монтесума столкнулся с открытым выступлением, угрожавшим системе связи Теночтитлана с отдаленным Соконуско, покоренным при Ауитсотле. Восстал город Икпатепек, располагавшийся в Оахаке, довольно крупный центр в этом районе. Приход к власти нового тлатоани породил там надежду вернуть независимость. Инсургенты перебили бывших в городе ацтеков и их сторонников и начали готовиться к обороне, возведя защитные сооружения. Карательный поход не заставил себя ждать. Его возглавил сам тлатоани. Среди сопровождавших его был и сиуакоатль (главный военный вождь) Тлилпотонки.

В конце первого дня похода Монтесума II отдал ему совершенно чудовищный приказ - возвратиться в Теночтитлан и обезглавить всех опекунов (воспитателей) своих детей, компаньонок его жен и наложниц, а также других дворцовых женщин и заменить их новыми. Вслед Тлилпотонки Монтесума послал соглядатаев, дабы проверить, исполнено ли его повеление. Ему доложили, что все исполнено.

Подойдя к Икпатепеку, ацтеки ночью сумели незаметно проникнуть в город, после чего с двух сторон обрушились на оборонявшихся. В наказание за бунт город был подвергнут сильному разрушению.

Монтесума II
Стремясь экономически укрепить свою власть, Монтесума предпринял шаги для сближения с торговцами Тлателолько, которые считались тогда самыми крупными и влиятельными в стране.

Несомненные военные успехи Монтесумы II сопровождались и неблагоприятными событиями, одним из которых был голод 1505-1507 годов, вызванный неурожаем в Мексиканской долине.

Упрочнение гегемонии Теночтитлана в Тройственном союзе происходит в 1515 году, когда умирает правитель Тескоко Несауальпилли. Правителем Тескоко после него становится Какаматцин (сын Несауальпилли и сестры Монтесумы II).

Борясь за укрепление власти тлатоани и превалирующего положения Теночтитлана в Тройственном союзе, Монтесума II осуществил нечто вроде религиозной реформы. Он приказал, чтобы на территории главного храма бога ацтеков Уитсилопочтли было построено особое святилище, известное по источникам как Коатеокалли, поскольку в нем были собраны идолы племенных богов из различных районов, покоренных ацтеками.

Конец империи[править]

8 ноября 1519 г. испанцы вступили в Теночтитлан, а Монтесума приветствовал их: "Добро пожаловать, мы ждали Вас. Это Ваш дом". Он ждал Бога, Кетцалькоатля. Но пришли не боги… В последующие недели император ацтеков обнаружил, что он на самом деле стал заложником, а испанцы стали разрушать все святыни индейцев и ставить вместо них христианские алтари. Потом индейцы всё больше и больше убеждались, что выдаваемые себя за богов испанцы являлись на самом деле не менее кровожадными и алчными на золото людьми. Росло недовольство действиями Монтесума, по-прежнему поддерживающего белых пришельцев. Согласно наиболее распространенной версии, разгневанные жители Теночтитлана забросали его камнями и от полученных ран он умер в 53-летнем возрасте.

После этого ацтеки, лишившись своего тлатоани, решили напасть на испанцев, превратившихся за несколько месяцев пребывания в Теночтитлане во врагов. Испанцы, узнав об этих планах, решили покинуть город. Кортес раздал солдатам золото, полученное от индейцев за эти несколько месяцев. Ночью 1 июля 1520 года, которую очевидец событий, солдат Б. Диас, не без резона назвал "ночью печали", испанцы покинули Теночтитлан, намереваясь пройти на материк по одной из западных дамб. Однако индейцы разрушили ее в нескольких местах, поэтому испанцам приходилось переправляться вплавь. Под тяжестью груза, а также под градом ацтекских стрел две трети отряда Кортеса погибли.

Началась эпоха колониального захвата и христианизации Мексики.

Кто убил Монтесуму II?[править]

Кортес решил использовать для облегчения участи испанцев свой главный козырь - пленного Монтесуму II. Закованного в цепи "императора" привели на плоскую крышу дворца с тем, чтобы тлатоани успокоил своих подданных и заставил их снять осаду. Но едва он в сопровождении испанцев вышел на верхнюю площадку и начал говорить, на него обрушился град камней и стрел. Одним из камней "император" был легко ранен в голову, после чего вся группа неудачливых парламентеров поспешила укрыться за прочными стенами дворца, а раненого правителя ацтеков унесли в его покои. В дальнейшем события развивались почти как в детективном романе: убийство, выяснение его обстоятельств, поиски виновных и т. д. Впрочем, предоставим слово главным действующим лицам.

Кортес: "И упомянутый Монтесума, который ещё находился в плену вместе с сыном и другими многими сеньорами... сказал, что хочет выйти на плоскую крышу крепости и поговорить с вождями этих людей, предложив им прекратить войну. Я приказал его вывести, и, выйдя на площадку, которая выступала за пределы крепости, и, обратившись к людям, которые там сражались, он получил от них удар камнем по голове, такой сильный, что через три дня умер".

Кортес и Монтесумо II
Таким образом, по версии конкистадора, Монтесума, встав на путь предательства, сам захотел утихомирить своих взбунтовавшихся подданных, но получил от них недвусмысленный ответ в виде увесистого камня, оборвавшего его жалкую жизнь.

Берналь Диас: "Ввиду создавшегося положения Кортес решил, что великий Монтесума должен поговорить с индейцами с крыши и заставить их прекратить свои атаки, поскольку мы сами хотим уйти из города. Когда "императору" передали этот приказ, он сказал в великой печали: "Чего же ещё хочет от меня Малинче. Именно по его вине я нахожусь в столь печальном положении, и я не желаю слышать опять его голос". Он отказался прийти и даже заявил, что не хочет вообще больше видеть Кортеса или слышать его фальшивые речи, обещания и ложь". Лишь после долгих уговоров и препирательств, в которых принимали участие какой-то монах и лейтенант Кристобаль де Олид, Монтесума дал согласие поговорить с ацтеками.

"...Он поднялся,- продолжает Берналь Диас,- на крышу в сопровождении многих из нас, солдат, охранявших его, и начал говорить очень проникновенно своим людям, что если они прекратят сражение, то мы уйдем из Мехико. Многие из мексиканских вождей и военачальников узнали его и приказали своим воинам замолчать и не стрелять более... Четверо из них подошли поближе, так чтобы Монтесума мог хорошо их слышать, и обратились к нему со слезами на глазах: "О, владыка, наш великий повелитель, мы действительно очень опечалены несчастьем, обрушившимся на вас и вашу семью. Но мы должны сообщить вам, что уже выбрали в качестве своего нового повелителя вашего сородича". И они назвали имя Куитлахуака, правителя Истапалапана...

Кроме того, они сказали, что война должна продолжаться и что они обещали своим идолам не успокаиваться до тех пор, пока мы все не будем перебиты. Они сказали, что каждый день возносят молитвы Уицилопочтли и Тескатлипоке и просят их даровать свободу тлатоани, спасти его и что, если дела закончатся так, как они надеются, они несомненно, будут относиться к нему с большим уважением, как к своему повелителю... И они попросили у него прощения.

Едва закончился этот разговор, как на нас обрушился ливень стрел и камней. Наши люди, которые должны были прикрывать щитами Монтесума, забыли о своих обязанностях при виде того, как спокойно он разговаривает со своими вождями... Монтесума был ранен тремя камнями - в голову, руку и ногу. И хотя мы просили у него разрешения перевязать раны и дать ему поесть, говоря с ним очень ласково, он отказался. Затем, совершенно неожиданно, нам сказали, что он умер".

Из пространного рассказа Берналя Диаса можно заключить, что Монтесума отправился на переговоры со своими подданными отнюдь не добровольно, а под сильным нажимом Кортеса. Переговоры оказались безрезультатными. По какой-то непонятной причине ацтеки вновь начали военные действия, и тлатоани, получив три ранения, вскоре умер. Однако Берналь Диас признает, что раны не были опасными для жизни, и, когда солдатам объявили о неожиданной смерти "императора", это вызвало среди них явное удивление.

Многие историки при освещении важнейших событий завоевания Мексики используют главным образом хроники самих конкистадоров - Кортеса и Берналя Диаса, целиком доверяя им и в большом и в малом. Вот почему появились на свет объемистые труды о благородных искателях приключений, добивавшихся с помощью собственной шпаги и благосклонной судьбы самых невероятных побед…

Диего Дуран, испанский хронист конца XVI в., указывает, что Кортес заставил подняться тлатоани на крышу дворца и попытаться как-то успокоить ацтеков. Но мирного разговора не получилось. В адрес царственного пленника посыпались угрозы и ругательства. И вдруг один из индейцев с силой бросил большой камень, попавший Монтесума по темени. "И хотя Монтесума был ранен, его жизнь находилась вне опасности... Другие же говорят, что он был одновременно ранен в ногу стрелой... Когда же оставшиеся в живых испанцы бежали из Мехико... пришли мексиканцы во дворец искать Монтесума, чтобы казнить его, и, бродя в поисках по комнатам, нашли его мертвым с цепью на ногах и пятью ножевыми ранами в груди и вместе с ним многих своих пленных сановников и вождей, всех убитых кинжалом…"

Бернардино де Саагун, испанский автор середины XVI в., со слов своих ацтекских информаторов описывает сцену гибели правителя Теночтитлана так. Не было ни драматического диалога Монтесума с восставшими горожанами, ни злополучного ранения метко пущенным камнем:

"Через четыре дня после того как испанцы были изгнаны из храма, они пришли [из дворца] и бросили тела Монтесума и Ицкаухцина на берегу... И когда их увидели [индейцы], когда узнали, что один из них - Монтесума, а другой - Ицкаухцин, то подняли на руках Монтесума и отнесли его в Копулько. Там поместили его на груду дров, затем поднесли огонь, разожгли огонь..."

Монах Франсиско де Агиляр, один из солдат Кортеса и непосредственный участник конкисты, пишет в своей "Краткой истории завоевания Новой Испании" следующее: "Монтесума, раненный в голову... в этот вечерний час находился в своих покоях, где присутствовали и другие очень знатные сеньоры, плененные вместе с ним. И всех их упомянутый Кортес с согласия своих капитанов приказал убить, не щадя никого". Трупы убитых были выброшены за пределы дворца, где их обнаружили индейцы и с громкими рыданиями погребли согласно своим законам и обычаям. Таким образом, мы видим здесь полное совпадение свидетельства конкистадора с данными ацтекских информаторов Саагуна.

Дон Фернандо де Альба Иштлилшочитл, потомок индейцев из царского дома Тескоко, писал в начале XVII в., что неизвестно, как и отчего умер "император" ацтеков: "Говорят, будто один индеец попал в него камнем, и поэтому он и умер, хотя его подданные уверяют, что "императора" убили сами испанцы, вонзив ему шпагу в нижнюю часть тела".

Независимо от расхождений в деталях названные выше авторы, и испанские и индейские, единодушны в том, что Монтесума перед бегством из города убили испанцы. И это похоже на правду. В критическую минуту, когда на карту ставилось все, Кортес без малейших колебаний и угрызений совести шел на любые зверства и подлости, лишь бы только устранить опасных и неугодных ему людей. Вместе с тлатоани в эту роковую ночь пали от рук конкистадоров и все знатные индейские пленники, находившиеся во дворце Ашайякатля.


Наступил момент, когда вмешательство Монтесумы стало необходимым. Кортес обратился к нему через своего посланника - вначале безуспешно: "Чего хочет от меня Малинче? Я не хочу с ним разговаривать: по его вине я оказался в таком положении". Тогда Кортес сам отправился к нему и опять-таки услышал слова упрека: "Поздно вы обо мне вспомнили, сударь: они уже выбрали себе другого короля - моего брата. И они решили не выпускать вас живыми отсюда. Но так и быть: пойду и сделаю то, чего вы от меня требуете".

Перед дворцом бушевало сражение. Монтесума направился к одной из террас, чтобы обратиться к своему народу. Испанцы шли рядом с ним, защищая его своими щитами. Но как только он вышел на террасу, в него полетели камни, одним из которых он был ранен. Он умер через три дня, как свидетельствует Кортес. Гомара уточняет, что мешики даже не имели возможности разглядеть своего тлатоани, который был скрыт за большим щитом. То же утверждал ещё до него Хуан Кано, зять Монтесумы. Анонимные конкистадоры, рассказывавшие об этом событии Овьедо, почти не расходятся в своих свидетельствах. Агилар рассказывает то же самое, но добавляет, что индейцы, находившиеся перед дворцом, не были мешиками и поэтому они не узнали императора. Едва щит был слегка опущен, для того чтобы дать Монтесуме обратиться к собравшейся толпе, как град камней полетел в его сторону; один круглый камень поразил его в лоб. Васкес де Тапиа свидетельствует в том же направлении: рана от камня оказалась смертельной. Такова суть свидетельств о смерти Монтесумы.

Но по поводу этого события существует еще множество различных версий, давших пищу для не закончившейся до сих пор полемики.

Начиная с Origen de los Mexicanos - небольшого документа, датируемого примерно 1532 годом, - не затухают разговоры, согласно которым мешики совершенно сознательно убили Монтесуму. Эти разговоры получили отражение и в подробных описаниях Сервантеса де Салазара, то есть значительно позже событий. У этого автора сам Монтесума, будучи отъявленным коллаборационистом, обращается к Кортесу с просьбой разрешить ему успокоить народ, к которому он затем обращается с пространной речью, обещая среди прочего, что испанцы уйдут, если мешики этого хотят. После нескольких секунд молчания вожди осаждающих снова обратились к нему с непотребной бранью: "Молчи, трус, содомит, баба. Тебе бы ткать и прясть, а не быть королем и воевать. Эти собаки-христиане, которых ты так любишь, держат тебя в плену как плебея. Наверное, эти люди спят с тобой как с любовницей". Добавив к этому еще ряд оскорбительных слов, они стали бросать в него камни. Откуда берет Сервантес де Салазар эти слова, которые через тридцать лет откликаются эхом на Origen?

Единственный знакомый уже нам след приводит нас к побежденным, которые постоянно силятся опозорить Монтесуму и сделать из него всеобщего козла отпущения. Особенно это относится к Chronique X. Действительно, если верить используемой Дюраном Histoire, Кортес попросил Монтесуму обратиться к народу. Выйдя на террасу, государь кольхуас сделал знак, что собирается говорить, и битва моментально затихла. Он потребовал прекратить враждебные действия против испанцев, на что последовал резкий ответ его офицеров, назвавших его любовницей испанцев и их пособником в избиении мешиков. Он уже перестал быть их королем, продолжали они, а его дети должны быть изгнаны из страны вместе с испанцами. Брошенный из толпы камень поразил императора в лоб. Затем он был ранен в ногу стрелой. Раны не представляли опасности для жизни. Он умер позже от рук испанцев, которые не хотели возиться с ним во время своего бегства. Позже, войдя во дворец, мешики обнаружили его тело со следами нескольких кинжальных ран. Тела других великих сеньоров лежали там же неподалеку. Среди них - тело Какамы.


Таким образом, некоторые индейские версии утверждают, что Монтесума был убит испанцами. Пабло Назарео де Хальтокан, племянник Монтесумы, Муньос Камарго де Тласкала, Иштлильхочитль из Тескоко признают вину мешиков. То же можно сказать и о Хуане Кано, тогда как информаторы де Саагуна тлателольки по этому поводу не высказываются.

Следует признать, что мешики имели некоторые основания считать себя невиновными в смерти Монтесумы. Император умер через несколько дней после того, как был ранен камнем, и к тому же - в испанском лагере. Но главное то, что они хотели считать себя невиновными.

Версии, обвиняющие конкистадоров, безнадежно противоречивы. Нашли вроде бы тело, пронзенное в пяти местах кинжалом. Однако Товар, этот неутомимый выдумщик, утверждает, что Монтесума был убит более необычным способом: чтобы не оставлять следов, шпагу всадили в него через задний проход. Если здесь учесть обвинения в содомии, то такая казнь выглядит как своего рода намек. Нечто сходное со случаем Эдуарда II, также наказанного соответственно тому, как он грешил... Это преступление могло произойти и сразу после возвращения Кортеса, который, укрепив свои силы за счет людей Нарваэса, мог считать, что больше не нуждается в Монтесуме. И напрасно - потому, что через пять часов бои настолько ожесточились, что возникла острая необходимость найти такого человека, который бы мог успокоить индейцев. Вдохновившись, очевидно, примером Сида, Кортес импровизирует сцену, главным участником которой должен стать мертвый, но выдаваемый за живого Монтесума, которого за прикрытием щитов перетаскивают на террасу для того, чтобы он обратился с речью к осаждающим. Увидев Монтесуму и не думая о том, что он уже мертв, мешики стали бросать в него камни, один из которых угодил ему в голову. Как замечает проницательный автор, этот удар не мог нанести ему большого вреда. Наконец, де Саагун и Чимальпахин знакомят нас с третьей версией, согласно которой Монтесума был удавлен испанцами перед самым их бегством.

По всей видимости, побежденные говорят все, что им пришло на ум. Обнаружив тело, они могли бы без особого труда установить, был ли человек удавлен или он умер от кинжальных ран, или, может быть, тело выглядело нетронутым в результате применения каких-то коварных способов умерщвления. Однако они не останавливаются на деталях. Прежде всего, они стремятся отвести от себя ответственность за убийство тлатоани. Вместе с тем они, в присущей им манере, выдвигают ряд соображений, оправдывающих это убийство. Нам уже известны их попытки представить Монтесуму гордецом, тираном, узурпатором, убийцей; затем, после появления испанцев - трусом, предателем и, наконец, извращенцем. Падение империи и катастрофа 1521 года явились результатом нарушения установленных правил. Монтесума является именно таким нарушителем, преступником, которого, по свидетельству Дюрана, собирались убить сами мешики; однако и в этом случае их опередил Кортес. Впрочем, индейцы не отрицают, что забрасывали камнями своего короля. Для того, кто умеет читать между строк, все в версии побежденных говорит о том, что именно они убили Короля, Отца.

Испанские свидетельства ясны и однозначны. Свидетельства Кортеса и Берналя Диаса, монаха Франсиско де Агилара и зятя Монтесумы совпадают. В то время, когда на судебном процессе Кортеса обвиняли в чём угодно, никто всё же не инкриминировал ему смерть Монтесумы. Он не повинен в этой смерти, потому что она ему была совершенно ни к чему. Внешне Монтесума сохранял свою власть до самого конца и мог быть в таком виде полезен. Народ не оскорблял его последними словами. Развенчание наступило лишь потом, в легендах побеждённых - потому, что оно было им необходимо, и потому, что оно способствовало осуждению испанцев, для которых Монтесума перестал быть полезным. Как утверждает не без основания Муньос Камарго, именно на него испанцы возлагали свои главные надежды.

Дело рассмотрено. Однако это не мешает некоторым современным историкам настаивать на виновности испанцев. В XIX веке Ороско-и-Берра, например, считает себя "обязанным" высказаться именно в этом смысле, как он говорит, "по спокойному размышлению, движимый не ненавистью, но убеждением". И, возможно, поисками истины, но, увы, не аргументов. Чаверо и Гусман придерживаются той же позиции. Тот и другой склоняются к версии удавки, тогда как Падден непонятно почему отдает предпочтение версии кинжала. Тоскано и Брандейдж также поддерживают предположение о ликвидации Монтесумы испанцами, а Сотомайор принимает даже уточнение, касающееся избиения камнями мертвого тела. Другие авторы сопоставляют обе версии, не высказывая своего предпочтения (Леон-Портилья), хотя Бабелон считает индейскую версию более правдоподобной. Большинство признает очевидность испанской версии - начиная с Прескотта и кончая Васкесом, который противопоставляет непротиворечивость испанских версий противоречивости индейских.

Невозможно однозначно ответить на вопрос, намеренно ли мешики убили своего короля. Возможно, что крайней мере некоторые из них считали своим долгом пойти на такой шаг. Особенно Куитлауак, которому Монтесума помог выйти из неволи, возможно давая ему карт-бланш и принося, таким образом, себя в жертву. Без сомнения, именно через своего брата Монтесума заявил своему народу, что в данных обстоятельствах его можно не принимать во внимание. Куитлауак буквально использовал это заявление и велел убить детей Монтесумы.

Раненный в лоб Монтесума умер лишь несколько дней спустя. Он желал этой смерти, поскольку жизнь для него уже не имела смысла. Он был помехой для своих подданных, и поэтому он хотел умереть. Испанцы хлопотали возле него - ведь от него зависело их спасение. Он отвергал всякое лечение. Напрасно была сделана попытка уговорить его принять крещение. Он поручил своих детей, и особенно своего сына Чимальнопоку заботам Кортеса, который сделал, что смог. Когда он умер, его тело было поручено двум пленникам, которые его передали мешикам. В состоянии глубокой скорби индейцы сожгли своего короля на следующую ночь и устроили ему пышные похороны.

Рассказывают также, что когда тело императора было выдано индейцам, то некий Апанекатль (имя лунного врага Кецалькоатля) взял его к себе на спину и отправился в поисках места для достойного погребения. Никто, однако, не захотел заниматься телом покойного Монтесумы, а в Некатитлане его даже стали забрасывать камнями. Наконец, Апанекатль, потеряв терпение, воскликнул: "О, сеньоры! Что же мне делать с этим несчастным Монтесумой? Неужели мне суждено таскать его на себе всю жизнь?" В конце концов, было решено предать тело огню.

Тело подвергалось оскорблениям даже на погребальном костре. "Негодяй! Повсюду он сеял страх, и каждый дрожал перед ним. Каждый, кто обидел его хоть самую малость, сразу становился покойником! Сколько людей поплатилось жизнью за неосторожно сказанное слово или в результате наговора!" Следует заметить, что этот текст, в котором, собственно, подвергается критике само понятие империи, возник рядом с Мехико, в Тлателолько. В тексте имеется, кроме всего прочего, упоминание о том, что при сожжении "тело издавало гнусный запах". В Мезоамерике, как известно, плохой запах связывается с грехом и нечистотой. Пепел императора остался без особого погребения.

Монтесума был одновременно убит и покончил самоубийством - как раз вовремя для того, чтобы не видеть то, чего он боялся больше всего - гибели своего города и его цивилизации. Он хотел избежать героического самоубийства своего народа. Его трагедия заключается в том, что как раз это ему было поставлено в вину.

Ссылки[править]