Евгения Данииловна Хасис

 В избранное 
Материал из Интервики
Перейти к: навигация, поиск
Евгения Данииловна Хасис
Евгения Данииловна Хасис
Наша обязанность и наш долг защищать гражданские и человеческие права каждого русского человека, право нашего русского народа на само существование, на жизнь на этой земле. Земле, которая досталась нам в наследство от наших предков. Русский народ должен поверить, что у него есть все права на эту землю, на эту страну, на этот город, и они стоят того, чтобы за них бороться.
Евгения Хасис

Личность Евгении[править]

Евгения Хасис родилась в 1985 году. Отец, Даниил Хасис, - выпускник Высшей школы профсоюзного движения ВЦСПС имени Шверника, там он и познакомился со своей будущей женой Еленой Халюковой, которая много лет работала в Киеве экскурсоводом. В 1986 году их семья (к тому времени у супругов уже росли дети - Федор и Евгения) перебралась в Москву. Евгения Хасис в прессе упоминалась и как уроженка Москвы. Когда Евгении еще не исполнилось 10 лет, ее родители развелись. Мать Евгении вновь вышла замуж, родила еще одного ребенка и упоминалась в печати как Елена Летц-Орлецова.

С детства Евгения, как и ее старший брат, занимались спортом. Федор серьезно увлекался плаванием, а Женя выбрала для себя карате. Маленькая Женя не играла и куклы, она обожала спортивные игры. Общалась только с братом Федей, у них небольшая разница в возрасте. Мама Евгении в 2009 году сообщала, что ее дочь увлекается плаваньем и кикбоксингом. В 2008 году Хасис выступала на чемпионате Москвы по кикбоксингу и заняла 1-е место. По словам ее тренера, победа Евгении была "случайной" - она тренировалась "всего месяца три", а ее соперницей была такая же спортсменка-новичок, как и она сама.

В Москве Женя Хасис и ее семья жили на Перовской улице. Милая спортивная семья: мама, папа, трое детей и собака. Затем они на Шмидтовский проезд переехали.

Рассказывая о роде занятий Хасис, СМИ со ссылкой на представителей правоохранительных органов писали о том, что та "торговала через интернет фитнес-атрибутикой". Публиковалась информация, что в некой крупной компании она "начинала простой стажеркой", позднее "доросла до руководителя интернет-магазина, предлагавшего все необходимое для занятия фитнесом", но затем уволилась. В ноябре 2009 года Хасис фигурировала в сообщениях прессы как менеджер ООО "Бухучет и торговля", пришедшая в компанию "из строительной отрасли, тоже из секретарей".

Когда и при каких обстоятельствах Хасис познакомилась с Никитой Тихоновым неизвестно. Известно лишь то, что в 2009 году они упоминались в прессе как гражданские муж и жена. Никита Тихонов в 2002 - 2003 годах работал консультантом по внутриполитическим вопросам в «Агентстве профессионального менеджмента и консалтинга» - писал аналитические отчеты и материалы для брифингов. Позже устроился в предвыборный штаб одного из кандидатов в депутаты Госдумы в информационно-аналитический отдел - разрабатывал брошюры, листовки, писал пресс-релизы. В 2004 году два месяца трудился в отделе по работе с обращениями граждан и СМИ при Управлении делами министра путей сообщения. После был автором различных печатных и сетевых изданий.

Дело об убийстве[править]

Евгения Хасис, 23.01.2010, СИЗО Лефортово

В январе 2009 года адвокат Станислав Маркелов, принимавший участие в ряде громких процессов, связанных с преступлениями против жителей Северного Кавказа, журналистов и членов антифашистских организаций, в частности, представлявший интересы матери Рюхина в суде, был убит. Вместе с ним была застрелена журналистка, внештатная сотрудница "Новой газеты" Анастасия Бабурова, скончавшаяся от полученных ранений в больнице. Задержать преступника по горячим следам не удалось.

В начале ноября 2009 года фамилия Хасис была официально была названа в числе подозреваемых в убийстве Маркелова и Бабуровой. Сообщалось, что Хасис была задержана 3 ноября как возможная соучастница задержанного днем позже Тихонова - предполагаемого убийцы адвоката и журналистки. Тихонов, по данным следствия, был исполнителем преступления, а Хасис следила за Маркеловым. В том же месяце Хасис и Тихонову было предъявлено обвинение по части 2 статьи 105 УК РФ ("убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору"), а Басманный суд санкционировал их арест.

Арестованные были представлены СМИ как "идейные нацисты, члены неонацистской группировки "Объединенная бригада - 88" (в 1990-е годы она якобы "претендовала на роль координационного центра, занимающегося массовыми беспорядками" в Москве, позднее отказалась от крупномасштабных акций). Однако при этом подчеркивалось, что точно утверждать о том, что они входили именно в эту структуру, нельзя, поскольку "неонацистских организаций много и они регулярно перетекают одна в другую". После задержания Тихонова и Хасис сообщалось, что они некоторое время состояли в националистической организации "Русское национальное единство". Александр Баркашов, основатель РНЕ, в ноябре 2009 года в специальном информационном сообщении для средств массовой информации отмечал, что ни Тихонов, ни Хасис "соратниками РНЕ... не являются". Тихонов, по сведениям СМИ, в совершении преступления признался, однако принадлежность к какой-либо националистической группировке отрицал.

Знакомые и сослуживцы Жени не могут поверить, что она может быть националисткой.

Писали также о том, что Хасис работала волонтером в информационно-правозищатном центре "Русский вердикт", впервые упомянутом в СМИ в феврале 2009 года. Этот центр был проектом организации "Русский образ", созданныом "для помощи ультраправым, сидящим в тюрьме или находящимся под следствием". Тихонов же назывался одним из учредителей журнала "Русский образ" (соучредителем издания выступил координатор одноименной организации Илья Горячев, с которым Тихонов учился на истфаке МГУ). Журнал появился в ноябре 2004 года; в 2009 году представители издания сообщали, что журналист последние 5 лет "к журналу никакого отношения не имел, как, впрочем... и к организации 'Русский образ'".

О некоторых подробностях операции по задержанию подозреваемых рассказала журналистка Юлия Латынина в одной из передач на "Эхе Москвы". По ее словам, расследование дела было абсолютно закрыто, а арестам "предшествовала гигантская работа" ("арестованы сотни - не десятки, а сотни - фашистов"). Операция "для выманивания Никиты Тихонова с Украины", была организована отдельно и включала в себя публикации в "Новой газете" и участие в ней Михаила Маркелова, брата убитого адвоката. В результате ее проведения Тихонов принял решение приехать на "Русский марш" ("У этой публики считается обязательным там показаться, чтобы напомнить о себе"), где его, по сведениям Латыниной, и задержали. По другим сведениям, лица, задержанные по этому делу, "выдали себя сами", активно общаясь в социальных сетях. В частности упоминалось, что на телефон Хасис вышли, перехватывая трафик учетной записи sheney сервиса блогов LiveJournal. Представители "Русского вердикта" утверждали, что Хасис никаких блогов не вела.

Обстоятельства рассмотрения решения об аресте подозреваемых (их лица были закрыты специальным мешками; в зале суда подозреваемые не встретились, так как вопрос об аресте каждого из них решался в индивидуальном порядке) вызвали протест ряда представителей общественности, в частности, президента Русского общественного движения Константина Крылова и руководителя центра "Сова" Галины Кожевниковой, несмотря на заверения, что подобная мера была продиктована интересами следствия.

В качестве мотива убийства Маркелова адвокат Тихонова называл личную неприязнь, Бабурова же якобы стала случайной жертвой - Тихонов стрелял в нее "непроизвольно" и "неосознанно". Однако журналисты "Новой газеты" высказывали опасения, что такой взгляд на события вместе с чистосердечным признанием поможет обвиняемым "снять с себя ряд отягчающих обстоятельств из части 2 статьи 105 УК РФ и добиться не пожизненного заключения". Требовали они и отработки версий по поводу возможного заказчика убийства Маркелова - самостоятельно ли Тихонов пришел к идее убить адвоката и не мог ли кто-нибудь использовать его отношение к Маркелову.

Тихонов заявлял о невиновности Хасис, отмечал его адвокат. Наблюдатели также высказывали недоумение по поводу возможной принадлежности Хасис к какому-либо националистическому движению, вспоминая о том, что отец девушки по национальности - еврей, а мать - татарка. Им вторил и Баркашов, заявлявший о том, что "девушка с такой фамилией не могла состоять в РНЕ". Вместе с тем, выражалось и мнение о том, что "среди российских наци... достаточно много людей других национальностей".

В декабре того же года Хасис было предъявлено новое обвинение - в незаконном обороте оружия. По словам адвоката, представлявшего интересы Хасис, новая статья в деле обвиняемой появилась в связи с тем, что "в жилище, где она была обнаружена", было найдено оружие (подробности не сообщались). В том же месяце Тихонов отказался от признательных показаний.

Общие друзья семьи Хасис называли Евгению веселой, легкой в общении девушкой и сомневались в том, что та могла связаться с человеком, совершившим убийство. Мать Евгении также сомневалась, что ее дочь была причастна к убийству.

Письмо Евгении из СИЗО.

Здравствуй!
Передачу получила, спасибо.
<...> ты не переживай пожалки, все необходимые вещи у меня есть, а чего прихватить не сообразила или не дали, ты как чувствовал – передал. Не траться лишний раз.
<...> пока у меня бесплатный адвокат. Найди любого, которому ты доверяешь.
<...>
Приходил следователь, рассказал, что в интернете много пишут всякого :-) Я понимаю сколько грязи там. Говорят, что какие-то добрые люди рубяцца за моё доброе имя. Очень это хорошо.
<...>
Взяли меня рано утром, весь день как в тумане. Я держалась хорошо. Не плакала, не высказывала никаких эмоций. Меня не обижали сильно. Да и зачем? Я ведь человек маленький, хоть и гордый :-) Не знаю ничего. На квартире всё изъяли теперь забрать можно что-то только после суда. Старались хорошо, все книжки забрали, все бумажки.
Условия тут хорошие. Тепло, сухо. Компания в камере нормальная. Не жалуюсь. Занимаюсь спортом, выйду офигенно красивая, так что пусть злословные людишки не рассчитывают, что я тут стану страшной, слабой и испорчусь :-) Я стану сильней! Всем врагам назло! Русская женщина - как русская березка. Гнуться может - сломать нельзя.
Конечно сначала я чего только не думала, много мыслей, много эмоций. Думала, а если я одна? А если кто-то думает дурное. Только я настроилась, что пусть думают что хотят - я за себя знаю! - как приходит твоя передача. Я впервые за это время уронила слезу. Спасибо тебе большое что ты есть у меня. Не хочу сейчас говорить никаких высокопарных слов. Слишком сейчас всё обострено эмоционально. Но сейчас я чувствую огромную благодарность ко всем, кто не отвернулся от меня, кто помогает. Это искренне. А переживать за меня точно не надо. Я сильная и стану только сильнее.
<...>
В передачке «унюхала» женский след :-) Благодарю её.
Всем честным передавай теплые слова, пусть наши временные трудности не станут причиной для грусти и отчаяния других людей.
Спасибо за всё всем, кто остался с нами.
Обнимаю крепко! Чмок!
16.11.2009 года

Евгения Хасис.
Стенограмма выступления Никиты Тихонова в Басманном суде

29 дек 2009

- Господа журналисты, я написал ходатайство в Ген.прокуратуру, в котором изложил обстоятельства моего задержания и обыска на моей съемной квартире. Дело в том, что в материалах уголовного дела сказано, что я был задержан на квартире 4 ноября, а я был задержан 3-его числа на улице. Далее, был произведен обыск. Я не видел, что у меня изымали. По факту, когда я через месяц, только через месяц, сумел ознакомиться с копией протокола, я не увидел там 17 тысяч евро, принадлежащих моей гражданской жене, Евгении Хасис, и при этом увидел целую кучу непонятного оружия. Это все было в протоколе.
По данным обстоятельствам я написал ходатайство о проведении служебной проверки на имя Генерального прокурора. Буду ждать его результатов. Так же, пока я содержался в квартире, а это происходило где-то в течение суток с 3-его по 4-ое число, ко мне применяли методы физического воздействия, методы давления. В частности, угрожали пытками и издевательствами над моей гражданской женой. Угрожали, что поместят ее в пресс-хату, где сидят мужчины, чтобы подвергнуть ее издевательствам. Ну и в таких обстоятельствах я был вынужден подписать то, что мне велели подписать.

- Скажите, а почему вы были в маске в прошлый раз?
- Это была не моя инициатива, но, как видите, сейчас у меня с лицом все в порядке, и поэтому меня можно снимать, фотографировать и так далее.

- Вы были избиты?
- Да, меня били.

- Травмы? Сознание теряли?
- Нет, сознание я не терял. Основным фактором давления были угрозы издевательства над моей гражданской женой. В таких условиях я был, в общем-то, готов подписаться под любое убийство.

- Вы совершали это преступление?
- Нет.

- Психотропные средства применялись?
- Нет. Психотропные средства не применялись. По крайней мере, в отношении меня.

- Почему следствие считает, что это все-таки именно Вы совершили преступление?
- Я думаю, что это вопрос к следствию.

- Какая основная улика?
- Так же вопрос к следствию. Я считаю, что вам нужно внимательнее следить за этим процессом, потому что, судя по всему, мне будут вменять другие политические убийства. Ну, это судя по тем словам, которые я слышал от следователя.

- А Вы помните, что делали 19 января?
- Нет, я не помню, это было давно. Вообще мне нечего скрывать, задавайте любые вопросы. Я под маской не прячусь сам, по своей воле. Видимо, есть, что скрывать следствию, раз они надели на меня маску.

- Вы принадлежали к каким-либо неонацистским группировкам или другим, крайне правого толка, организациям экстремистского характера?
- Нет, не принадлежал. Посмотрите на меня: я похож на скинхеда? Или на белокурую бестию? Я удивляюсь. Видимо, не смогли найти лучших кандидатов на роль неонацистов, кроме как нас.

- Скажите, а с Вами уже шла речь об убийстве Халилова?
- Да, упомянули, но пока в протокол не вносили.
<после паузы>
- Я жил на съемной квартире. После этого меня отвезли в СКП, точно так же в маске провели в СКП, проводили допрос без присутствия защитника.

- Откуда узнали адрес Ваш? Была слежка?
- Я не знаю, это надо спросить следствие. Я, к сожалению, не владею такими материалами.

- А Вы были в своей квартире или какой-то другой?
- Это была квартира, которую я снимал.

- В какой машине везли, когда задержали?
- Микроавтобус, иномарка.

- В машине били?
- Да, в машине били. Хотя в основном это было больше психологическое давление.

- Вы не боитесь, что после сегодняшних Ваших слов, угрозы в отношении Вашей гражданской жены повторятся?
- Она находится в СИЗО Лефортово. Я сильно сомневаюсь, что к ней будет применена какая-то мера незаконного воздействия.

- А как Вы сами относитесь к Станиславу Маркелову?

- Я о нем почти ничего не знаю. Не был с ним знаком. Видел его брата несколько раз в бытность мою журналистскую, когда я работал в Госдуме.

Ссылки[править]